Человек без паспорта
livasprava
Человек без паспорта в НИГИЛИСТ.

Юля Фридман
Источник

Рассказывать о происшествиях во внутреннем мире можно лишь тому, кто пережил нечто сходное. Но даже тогда, когда такой рассказ ведется только для себя самого, редко бывает, чтоб он нет-нет да и не соскользнул в привычную колею мифа, герой которого и есть сам рассказчик.
А. Гротендик, “Recoltes et Semailles”
Мир ловил меня, но не поймал.
Эпитафия на могиле Г. С. Сковороды, сделанная по его завещанию

ЖИЛ один рыжий человек, у которого не было глаз и ушей. У него не было и волос, так что рыжим его называли условно.
Говорить он не мог, так как у него не было рта. Носа тоже у него не было.

У него не было даже рук и ног. И живота у него не было, и спины у него не было, и хребта у него не было, и никаких внутренностей у него не было. Ничего не было! Так что непонятно, о ком идет речь.

Уж лучше мы о нем не будем больше говорить.

Д. Хармс, “Случаи”
1937

grotendik
“Легендарный математик” Александр Гротендик (28 марта 1928 – 13 ноября 2014) был противником мифотворчества в прижизненных биографиях (вероятно, и в некрологах). В последние годы он старался уничтожить всякий публичный след своей жизни и жизни своих родителей. Сайт, посвященный его вкладу в науку, в письме к своему ученику он назвал “мерзостью” (“abomination”) и потребовал снести все ссылки на свои труды. Статьи других авторов разрешил оставить. По-видимому, любой текст “памяти Гротендика”, включая тот, что вы сейчас читаете, написан в нарушение воли покойного.

Родители Гротендика были анархистами. К моменту рождения сына Иоганна Гротендик не признавала официальных браков, так что сын в конце концов получил фамилию матери. С родителями он жил в Берлине до пяти лет. Когда идея публикации историй из своей жизни еще не была ему отвратительна, он вспоминал, что разнообразных табу и жестких ограничений, в рамках которых обыкновенно воспитывались его сверстники из более консервативных семей, в его собственном раннем детстве не существовало. В частности, не было никаких тайн, связанных с устройством человеческого тела; представление о том, что в наготе есть что-то постыдное, ему казалось нелепостью. Он вспоминал, что видел и мать, и отца голыми и не находил в том ничего странного или неприятного; впрочем, устройство женского тела нравилось ему больше. В 1933 году его отец Александр Шапиро (Tanaroff), еврей российского происхождения, переехал во Францию, подальше от нацистов. Через год Иоганна Гротендик последовала за ним, а вскоре после этого они оба отправились в Испанию бороться с фашизмом. Ребенка оставили на попечение семье лютеранского пастора. В 1939 году стало ясно, что ребенку-полукровке опасно оставаться в Германии. Александр был отправлен во Францию, где его уже ждали родители. Вскоре после того, как немцы перешли демаркационную линию, отец Гротендика был арестован и препровожден в Освенцим, где и погиб в 1942 году. Иоганна с сыном попали сперва в лагерь для интернированных в Риекро, потом, уже порознь, их бросало из лагеря в лагерь. Когда Гротендик оказался в детском доме в деревне “Шамбон-сюр-Линьон”, его вместе с другими “расово неполноценными” детьми время от времени выводили в лес прятаться от нацистских рейдов. Если бы не помощь местных жителей, все эти дети были бы уничтожены.

Все это время Гротендик в основном имел возможность учиться. В Риекро, например, он ходил в лицей, пользуясь недоступной взрослым свободой покидать территорию лагеря. Безразличие, с каким его сверстники относились к учебе, его озадачивало – сам он учился охотно, во всяком случае, тому, что казалось интересным. По-видимому, уже тогда он мыслил, как ученый: так, обнаружив, что треугольник можно построить по трем сторонам, он заключил, что знания о длинах сторон должно быть достаточно для вычисления площади треугольника. Искал соответствующую формулу и нашел ее, потом повторил то же с объемом тетраэдра. Правда, социализированный ученый сперва пошел бы в библиотеку и поискал бы готовые работы на сей предмет – в этом смысле Гротендик в школьные годы действовал так, как если бы он был “единственным математиком в мире” (цитируя его книгу “Recoltes et Semailles”). Это отвечало наблюдениям: ни сверстники, ни учителя не разделяли его любопытства, и даже не понимали, чего он, собственно, хочет. Но, по его свидетельству, это его нимало не смущало. Однажды он сдал учителю доказательство какого-то из признаков равенства треугольников, не вполне буквально повторяющее учебник, и получил за это низкий балл. Гротендик знал, что доказательство верное, и сильно удивился: он понял, что учитель не нашел нужным подумать своей головой, а оценку снизил за то, что ученик плохо вызубрил урок.

После войны Гротендик учился в университете в Монпелье. О своем преподавателе математики мсье Сула он отзывался весьма тепло – хотя тот, например, объяснял способному студенту, что будто бы математика – завершенная наука, и все ее неразрешимые когда-то проблемы закрыты, причем последние закрыл его компатриот Лебег, который умер не так давно. Гротендик вспоминал (см. “Recoltes et Semailles”), что учебники давали ответ на вопрос, по какой формуле вычислить объем призмы или пирамиды, но не на вопрос, что такое, собственно, объем. Гротендик стал работать над этим совершенно один (и совершенно счастливо) – и переоткрыл, по забавному стечению обстоятельств, как раз меру Лебега. Мсье Сула не мог его понять и посоветовал ему ехать в Париж к великому Эли Картану. Гротендик перепутал Картана-отца и Картана-сына и пришел в Эколь Нормаль на семинар Анри. Вскоре по совету Анри Картана и Вейля он отправился в Нанси и стал заниматься функциональным анализом под руководством Шварца и Дьедонне. Оказалось, что в математике хватает незакрытых вопросов. Ему предложили четырнадцать на выбор: решишь один-два, и диссертация готова. В положенный срок Гротендик принес решенными все четырнадцать. Этого хватило бы самое меньшее на шесть диссертаций.

Говорят, что Лоран Шварц сравнивал вклад Гротендика в функциональный анализ с вкладом Банаха, одного из основоположников этой науки. Сам Гротендик отзывался о моменте, когда он оставил функциональный анализ ради алгебраической геометрии, как о выходе из пустыни после долгих скитаний к озеру, полному живительной влаги, серебристых рыб и прочего в том же духе.

Официальные жизнеописания сообщают, что Гротендик поражал своих знаменитых учителей и старших товарищей силой и глубиной своего редкого математического дара буквально с первого взгляда. Сам он пишет о том же времени, о своих сверстниках и о себе вот что:

“Меня восхищала легкость, с которой они, словно играя, овладевали новыми понятиями, жонглируя ими, как будто привычными с колыбели – тогда как я чувствовал себя неповоротливым увальнем, с трудом, как крот, пробивавшим себе дорогу сквозь бесформенную груду вещей, которые (как меня убедили) мне было важно знать, и разобраться в которых от начала до конца я не ощущал в себе сил. Я и в самом деле никогда не был блестящим студентом, легко побеждающим на престижных состязаниях, вполщелчка схватывающим неприступные программы.”

Математику трудно прославиться в своем профессиональном качестве. Все знают Ньютона из-за Закона Всемирного Тяготения, это открытие до сих пор на слуху, так что на голову Ньютона-физика ежедневно падают тонны яблок из передаваемых о нем анекдотов. Но даже формулу Ньютона-Лейбница цитируют гораздо реже, хотя она входит в школьную программу, и фундаментальный вклад Ньютона-математика в анализ бесконечно малых, сегодня без труда постижимый, не стал материалом фольклора и в анекдотах широкого употребления не цитируется. Открытия Серра, Вейля и Гротендика в области алгебраической геометрии и тот переворот в восприятии мира математических объектов, который благодаря им совершился, можно сопоставить с открытием Эйнштейна, изменившим взгляд на пространство-время, превратившим время в “четвертое измерение”, или с теорией супергравитации (если она подтвердится), снимающей качественное различие между частицами с полуцелым спином (“материя”) и целочисленным (“взаимодействия”). Чтобы обозначить вклад Гротендика в науку более определенно, без расплывчатых метафор, нужно обладать компетенцией, гораздо превышающей подготовку автора данной заметки. Но все это далеко от бытовых приложений. Последнее слово, которое произносят в математике, звучит так далеко впереди, что те, кто радует человечество “последним словом техники”, его еще не услышали.

Чтобы прославиться по-настоящему, вне узкого круга коллег, математик должен стать причиной скандала: скажем, отказаться от престижной премии. Правда, слава такого рода обыкновенно не слишком радует того, на кого она триумфально обрушилась. Настойчивые расспросы корреспондентов печатных изданий, преданность поклонников приносят тоску и ярость, и вовсе не помогают работать. Гротендик отказался от двух престижнейших премий. В 1966 году – от филдсовской медали, в знак протеста против советского военного экспансионизма (в тот год, чтобы получить награду, нужно было приехать в СССР; зона советского влияния в “третьем мире” тогда была огромна и расширялась). В 1988 году Гротендику пополам с Делинем присудили премию Крафорда. Свой отказ Александр Гротендик (на тот момент профессор в университете Монпелье) объяснил тремя причинами:

– ему вполне хватает зарплаты;
– те, кого награждают подобными премиями (вроде премии Крафорда), и без того имеют достаточно высокий социальный статус, располагают научными регалиями и хорошо обеспечены материально;
– он покинул научное сообщество в 1970 году; награда опоздала на четверть века.

В 1970 году Гротендик в самом деле покинул математическое сообщество на пике своей блестящей карьеры. Тогда он был исследователем в IHES, “Эйнштейном в математике”, знаменитостью в узком кругу профессионалов; кроме того, он увлекался биологией и даже слегка – физикой. Неожиданно для себя он обнаружил, что исследования в IHES спонсируются военными (по крайней мере, отчасти). Это его возмутило, и он ушел с работы. Гротендик был непримиримым пацифистом; в военном противостоянии СССР и США он протестовал против действий обеих сверхдержав. Так случилось, что в 1967 году в знак протеста против Въетнамской Войны он читал лекции в Ханое во время налета американских бомбардировщиков.

После ухода из IHES Гротендик получил профессорскую позицию в College de France, но скоро ее утратил. Вместо того, чтобы учить студентов математике, как предполагалось контрактом, он прочел им курс под названием “Стоит ли продолжать научные исследования?” Этим он достиг того, что профессора Коллеж де Франс единогласно постановили прервать контракт – впервые в истории этого почтенного института.

grotendik2В 1973 году Гротендик вернулся в Монпелье и получил в университете, где некогда учился, профессорскую позицию. Она оставалась за ним вплоть до его ухода на пенсию в году 1988. Нельзя сказать, что Гротендик совершенно оставил математику: его математические занятия фиксировались записями в дневниковом ключе, официально же статей он не публиковал. Отчасти это могло быть связано с влиянием книги Артура Кестлера “Les Somnambules” (в оригинале – “The Sleepwalkers”), которая оказалась созвучна его мыслям. Гротендику не нравилось, что научные открытия обыкновенно излагаются таким образом, как будто они явились гениальным ученым готовыми, с листа. В действительности к открытиям приходят петляя, чередой ложных прозрений, иногда на пути к совершенно иной (и даже ошибочно поставленной) цели, как сомнамбулы – об этом книга Кестлера. В ней рассказывается, например, что Кеплер открыл свои знаменитые законы движения небесных тел на многолетнем пути к постижению замысла Господа Бога, то есть гармонии небесных сфер. Эти слова следует понимать буквально. Во времена Кеплера было известно всего шесть планет Солнечной системы. А правильных многогранников существует ровно пять различных сортов. Если вписать сферу в первый из них и описать вокруг него еще одну сферу, затем описать вокруг большей сферы второй правильный многогранник и так далее – орбиты первых шести планет соотносятся с полученной системой из шести сфер очень удачно. Стремление как можно изящнее описать эту соблазнительную конструкцию двадцать лет кряду мешало Кеплеру вывести, что планеты движутся по эллипсам, хотя он то и дело подступал к этому открытию очень близко, но снова уходил куда-то прочь по кругам Птолемея. На пути к открытию надежду часто сменяет отчаяние. Ученик Коперника Георг Иохим Ретик писал своему мэтру письмо (цитируемое Кестлером), о том, как, отчаявшись выполнить задание своего учителя и найти закон движения Марса, этот молодой протестантский священник обратился за помощью к своему ангелу-хранителю. Тот не замедлил явиться и, взявши Георга Иохима Ретика за волосы, несколько раз поднял последнего к самому потолку его кельи и отпустил на пол, приговаривая: “Вот тебе движение Марса.” Согласно Гротендику (см. “Recoltes et Semailles”), есть и другой путь, сравнительно прямо, хоть и ощупью, ведущий к цели: желая изучить объект, не нужно форсировать крепость тайны, но лучше закрыть глаза и слушать, как он сам зовет исследователя и что ему говорит – и идти на зов. Так или иначе, выполненная в форме путевых заметок книга “В погоне за стеками” (“A la poursuite des champs”) подвигла другого филдсовского лауреата и весьма необычного человека В. Воеводского к доказательству гипотезы Милнора.

Вероятно, Кестлер оказался созвучен Гротендику и по другой причине. Гротендик в своих воспоминаниях часто говорит о том, как важно дружить с одиночеством – маленький ребенок умеет “быть один”, не упражняясь в этом нарочно, и тому, кто хочет заниматься творчеством, необходимо обрести это умение заново. Кестлер в свое время осуществил это в страшной реальности. Как и родители Гротендика, он ездил в Испанию бороться с фашизмом, но был схвачен, приговорен к смерти и в одиночной камере, в ожидании исполнения приговора, написал свой знаменитый роман “Слепящая тьма”(*). Отец Гротендика Саша Шапиро как-то раз тоже провел год в одиночной камере – только в России. Еще подростком Саша “пошел в анархисты”, и в шестнадцать лет был арестован вместе со старшими товарищами за подготовку покушения на царя. Вместе со всеми он ждал смерти, но по молодости лет, единственный из всей группы, был помилован, и провел в заключении десять лет. Он пытался бежать, в него стреляли, он был ранен, потерял руку. Весь четырнадцатый год он просидел в одиночной камере. В 1917-м году его освободили с триумфом как героя революции (темницы рухнули!) – но ненадолго. Он успел повоевать рука об руку с бойцами Махно. Советская власть скоро принялась преследовать анархистов, и Саше Шапиро пришлось бежать в 1921 году, выправив себе поддельные документы на имя Александра Танарова. О нем существует несколько статей на разных языках, разного уровня энциклопедичности, и каждая в конце содержит сообщение о том, что сын замечательного анархиста стал замечательным математиком, пацифистом, радикальным экологическим активистом, в конце жизни отказавшимся от блестящей научной карьеры и удалившимся от мира в уединение.

Как любят замечать постсоветские писатели-фантасты, каждого из нас, как и все человечество, когда-то ждет счастливый конец. Гротендик, удалившись от мира, стал беседовать с потусторонними сущностями, постиг истину, категорически запретил обнародовать то, что прежде прямым текстом предназначал к публикации. Но, согласно легенде, однажды ему явился ангел и сообщил ему доказательство некоей теоремы. Гротендик внимательно выслушал ангела, вежливо поблагодарил его и указал ему на ошибку в его доказательстве. Может быть, и даже наверняка, каждого из нас ждет счастливый конец – но так на месте Гротендика поступил бы далеко не каждый.

В порядке развенчания мифа, который строится на глазах – “человеком без паспорта” из заголовка заметки Александр Гротендик был не всегда. Все же довольно долго он жил без гражданства, что приносило известные неудобства, зато, среди прочего, избавляло его от необходимости объясняться с французским военным министерством: служить в армии он категорически не желал, и ничего общего с военными ни в какой форме никогда не соглашался иметь. В порядке поддержания мифа как краеугольного камня человеческой культуры- Гротендик уже становится героем сказок. Мне как-то раз прислали одну. Сочинил ее математик русского происхождения, не раскрывший своего имени.

18 ноября 2014 г.
Юля Фридман.

P. S. В начале девяностых по инициативе Миши Финкельберга я делала перевод части воспоминаний Гротендика, отрывков из книги “Recoltes et Semailles” (“Урожаи и посевы”). Получить разрешение на публикацию русского перевода у автора так и не удалось, хотя не пришло и запрета. А вот все экземпляры этой книги на французском языке (университетские препринты) по распоряжению автора подлежали изъятию из библиотек. У нашего перевода была загадочная судьба, его неоднократно переиздавали какие-то странные люди, вовсе не уведомляя об этом нас – хотя не факт, что это требовалось по закону, ведь и у нас не было договора с автором. Мне известно, что его подробно изучала паства одного св. отца, а также группа завсегдатаев некоего молодежного клуба, обильно употреблявших психоделики. Значительную часть моей почты в то время составляли письма на разных языках, по-видимому, как от математиков, так и от людей, далеких от этой науки, с отчаянной просьбой помочь найти английскую, французскую оригинальную, итальянскую, немецкую, испанскую версии этой книги. Через несколько лет в Сеть выложили оригинал, и корреспонденция понемногу сошла на нет.

* Как мне справедливо указал Дима Каледин, роман “Слепящая тьма” был написан не в одиночной камере, а после, в Париже. В тюрьме Кестлер писал дневник, отчасти использованный в тексте романа.


Комментировать
В категории: Былое и думы, тези: анархисты, Гротендик, Кестлер, математика

Подписка: RSS, твиттер: @NihilistLi


Африканская чума свиней
livasprava
Африканская чума свиней в НИГИЛИСТ.

Лирическое стихотворение основанное на реальных событиях.
Илья Рывкин
sviney
африканская свиная чума для человека
не опасна документируем процесс
зарывания стадом в семьдесят две головы
времени на глубину скотомогильника

из оставшихся букв составляем пейзаж выглядящий
сверху пятном на мерзлой штукатурке
плиты ограды из морозостойкого
бетона наклонные секции

перетянуты сеткой рабица спиралью
колючей проволоки известь оцинкованные
бочки заросли лебеды культура это
природно-очаговая болезнь передается

воздушно-капельным путем
переносчики насекомые рогатые птицы
антитела зафиксированы в одной из четырех
проб крови так язык есть антитело смерти

выгул и транспортировка животных цензура снов
всего уничтожено порядка миллиона
особей сообщает глава муниципального
образования

его сельскохозяйственного предприятия карантин
не коснулся


Комментировать
В категории: Belles lettres, тези: африканская чума свиней, свиньи

Подписка: RSS, твиттер: @NihilistLi


Книга Марии Киселевой "Ecce Femina"
livasprava
Книга Марии Киселевой "Ecce Femina" в НИГИЛИСТ.
Ecce Femina – книга художницы Марии Киселевой, содержащая рассказы наркозависимых женщин и иллюстрации к ним, выполненные в стиле средневековых миниатюр. Сексизм и наркофобия – это проблемы, которые люди, наделенные властью и привилегиями, даже не склонны считать проблемами. И то, и другое  является частью правого консервативного консенсуса. “Домострой” не кажется мрачным призраком из прошлого, его принципы возрождаются к жизни в настоящем. Они, собственно, никогда не уходили далеко. Женщина в рамках доминирующей системы ценностей –  хранительница очага, созданная для того, чтобы поддерживать мужа, рожать ему детей, быть всегда рядом и на полшага позади. Православный публицист может призвать “бить женщин, говорящих о сексизме, кулаком в лицо” и получит в награду лишь аплодисменты читателей. Ещё громче будут аплодировать людям, издевающимся над наркопотребителями. Директор “Реабилитационного Фонда”, заявляющий, что он “ненавидит наркоманов” – это народный герой. Приковывание наручниками к батарее и избиение считается правильным и наиболее эффективным способом лечения: ведь чем жестче, тем лучше; бьёт – значит любит.
Женщина, употребляющая запрещенные вещества, находится на пересечении двух дискриминаций. Она признаётся неспособной выполнять функции, возложенные на неё патриархальным обществом. Её оттесняют в самый низ социальной иерархии, заведомо закрывая для неё и так призрачную возможность считаться “сильной и независимой”. Ей отказывают не только в равных возможностях, ей отказывают в праве быть матерью, ей отказывают в праве быть “хранительницей очага”, женщина-наркопотребительница рассматривается как бесполезное и порочное существо. Как показывает история новосибирского изнасилования и её освещение в СМИ – употребив психоактивные вещества женщина становится законной жертвой для насилия, и консервативное общество примет это как законное наказание.
Cтиль средневековой иллюстрации, с одной стороны, контрастирует с описанием изнанки современной жизни, а с другой, подчёркивает всю архаику “Нового Средневековья”.
Получить книгу можно на сайте Фонда Рылькова
 </p>

Предисловие к книге Марии Киселевой:
ecce«На войне как на войне»: наркополитика как насилие 
Аня Саранг

«Какая же ты женщина, посмотри на себя, ты и на человека не похожа!», «Куда тебе рожать, нарожаешь уродов», «Что ты за мать, если ради своего ребенка ты даже не можешь бросить наркотики», «Вы нелюди, вы животные!»…

Как социолог и активист общественного здравоохранения я провела сотни интервью с наркозависимыми женщинами и не переставала поражаться, насколько обыденными были для них подобные высказывания. Женщины, делящиеся со мной историями о насилии, унижениях, недоступности медицинской помощи, лишении родительских прав, гибели их мужей и близких, пытках в правоохранительных органах, принимали подобные высказывания за чистую монету, часто соглашаясь с ними, проклиная себя за то, что не могут полноценно заботиться о своих детях, здоровье, не могут бросить наркотики, начать работать и процветать. Они полностью принимали вину на себя. Чем больше я проводила подобные интервью и изучала проблемы наркополитики, тем больше осознавала степень и трагичности, и отчаяния борьбы этих женщин за свое здоровье и выживание, в ситуации, в которой они абсолютно беспомощны. Государство не предлагает этим женщинам никаких выходов, никакой поддержки, у них нет доступа к медицинским и социальным сервисам, вместо этого они получают только бесконечные пытки, унижение, попрание женского и человеческого достоинства.

Наркозависимые женщины – одна из самых стигматизированных и маргинализированных групп российского общества. Они живут в атмосфере системного и систематического насилия, морального и физического, легитимизированного в рамках идеологии современной наркополитики. Эта политика постепенно выстраивалась последние двадцать лет, по мере того, как страна проходила через большой ряд трансформаций в экономической, политической и социальной жизни. Как и в других странах мира, где «перегибы» капиталистического развития привели к глубочайшему экономическому и социальному расслоению общества, наркотики стали одним из инструментов «цивилизованного» подавления нищих и обездоленных слоев населения. С другой стороны, они же стали средством самолечения социальных страданий, вызванных неравенством, нищетой, безработицей и отсутствием жизненных перспектив. Криминализация и остракизм этих групп населения – легкий способ отодвинуть необходимость поддерживать занятость на легальном рынке труда, достойную медицинскую помощь, равный доступ к образованию и человеческие условия проживания, а также отвести внимание от социальных и экономических проблем государства, свалив их на потребителей наркотиков. Таким образом, те, кто в первую очередь пострадал в результате социальных трансформаций, стали новыми «козлами отпущения» — ведь их обвиняют не только в нежелании заботиться о своем здоровье и благосостоянии, но и в моральной коррозии всего общества.

«Война с наркотиками» придумана не в России. Это термин, введенный во второй половине XX века в США и впоследствии активно используемый политиками, оправдывающими жестокие и безрезультатные милитаризированные действия декларируемыми благовидными целями. Изначально «война с наркотиками» была призвана искоренить наркотики к первому десятилетию XXI века, но она была полностью провалена. За последние десятилетия производство, разнообразие и доступность наркотиков в мире лишь увеличиваются. Одновременно растет число человеческих жертв: «война с наркотиками» оказалась ничем иным, как войной с наркозависимыми людьми. При полном провале, связанном с достижением постулируемых целей, жертвами оказались не «генералы» (наркопрофитиры и наркомилитаристы), а люди, нуждающиеся в медицинской и социальной помощи, люди, страдающие наркозависимостью.

«Война с наркотиками» — идеологический конструкт, который определяет атмосферу, в которой живут наркозависимые в России. Военный дискурс формирует и образ «врага», а стратегия направлена на то, чтобы выставить наркозависимых, которые являются жертвами войны, в качестве ее виновников. Нагнетание ненависти к наркозависимым приводит к институционализации насилия, возведению ненависти и остракизма в ранг государственной политики. Именно атмосфера ненависти и презрения создает фон, на котором конкретные случаи нарушения прав человека и проявлений насилия становятся морально оправданными. В современной социологической литературе подобное институализированное системное насилие описывается как «структурное насилие».

Социологический энциклопедический словарь определяет структурное насилие как «насилие над людьми со стороны государственных или общественных структур», а также как ситуацию, «когда количество смертей и человеческих страданий, вызванных несправедливостью социальных условий, превосходит по результату военные действия». Для многих людей, оказавшихся жертвой российской наркополитики, эта «война» — не метафора, а ежедневная реальность. Моральные и физические страдания, боль, ранения, страх, унижения, безысходность и ожидание смерти — это то, что каждый день испытывают наркозависимые в России.

Одним из ярких примеров структурного насилия государства является запрет на современные программы лечения наркозависимости. Несмотря на то, что чиновники открыто говорят о неэффективности и недоступности официально разрешенного лечения, государство продолжает блокировать доступ к научно обоснованным программам заместительной терапии метадоном и бупренорфином. Этот запрет особенно больно бьет по наркозависимым женщинам. Например, такие программы применяются во всем мире для поддержания здоровья и оказания помощи наркозависимым беременным. В России им не предлагается вообще никаких вариантов лечения и поддержки. Беременные наркозависимые попадают в замкнутый круг: беременность является противопоказанием для начала наркологического лечения по существующим российским стандартам, и это вполне обоснованно: применяемые в них токсичные препараты противопоказаны при беременности. В результате врачам просто нечего предложить наркозависимым беременным, – и они советуют им или сделать аборт, или «бросить наркотики» самостоятельно. Помимо того, что отмена наркотиков и абстинентный синдром противопоказаны при беременности, так как значительно повышают угрозу ее прерывания, женщины просто не в состоянии преодолеть физическую зависимость. Они вынуждены терпеть физические и моральные страдания, связанные с абстинентным синдромом и психологическими мучениями, спровоцированными навязанным чувством вины «плохой матери», не способной «бросить наркотики даже ради собственного ребенка».

Еще один яркий пример структурного насилия — криминализация наркопотребителей и лишение их свободы. По данным Федеральной службы исполнения наказаний, из 51 712 взрослых женщин, отбывавших наказание в исправительных колониях России в 2011 году, 37% находились там за наркопреступления. Судебная статистика показывает, что в 2010 году 73% осужденных по статьям, связанным с наркотиками, были осуждены за немедицинское использование или за хранение так называемых «крупных размеров» наркотика (не более 2,5 граммов героина, вне зависимости от его чистоты). Это свидетельствуют о том, что в местах лишения свободы в основном люди оказываются по причине своего заболевания. И для многих россиян срок в местах лишения свободы становится смертельным приговором, поскольку в российских тюрьмах не соблюдаются элементарные гигиенические правила, не проводится профилактика опасных заболеваний (например, туберкулеза), обычными и каждодневными являются случаи нарушения прав человека и попрания человеческого достоинства, отсутствует лечение наркозависимости. Для большинства осужденных, особенно с ослабленным иммунитетом, например, из-за наличия ВИЧ-инфекции, физическое выживание в местах лишения свободы зачастую — настоящее чудо. Вместо того чтобы предоставлять эффективное лечение и поддержку, государство де-факто приговаривает людей, страдающих наркозависимостью, к развитию заболеваний и к смерти.

Россия во многом близка с другими «развитыми» и «развивающимися» странами в насаждении государственной политики «войны с наркотиками», но при этом она отличается особой жестокостью и безнаказанностью тех, кто продолжает нарушать права человека и попирать их достоинство. Российская наркополитика особенно беспощадна – она не предлагает наркозависимым людям никаких путей выхода, в отличие от большинства западных стран, так как здесь практически отсутствует лечение, социальная помощь и медицинские службы для наркозависимых. Еще одно большое отличие России от стран запада – это отсутствие какого бы то ни было общественного и интеллектуального осмысления данной проблемы, отсутствие общественной критики, дебатов и поисков реальных выходов из сложившийся ситуации. Даже среди интеллектуалов страны дискуссия ведется на уровне «хорошо или плохо пристегивать наркоманов к кровати», «эффективно ли избивать и унижать наркоманов для их же блага», «животные ли наркоманы или все-таки люди».

Одна из немногих реальных побед «войны с наркотиками» состоит как раз в том, что власть имущим удалось успешно насадить образ наркозависимого как главного злодея и преступника современности и отвлечь всеобщее внимание от злодеяний тех, кто реально наживается на страданиях общества. Мы продолжаем оправдывать огромные затраты на неэффективные антинаркотические службы, репрессивную криминальную юстицию и места лишения свободы тем, что это якобы помогает бороться с общественным злом номер один, не пытаясь задуматься над более серьезными вопросами: кто и как наживается на «войне с наркотиками»? Какие реформы могут реально остановить наркопрофитиров? Как получилось, что главными жертвами в этой беспощадной войне стали женщины и дети?

Работа художницы Марии Киселевой – это первая в России попытка серьезного осмысления проблемы наркополитики художественными методами. Мы видим жизнеописание обычных женщин, оказавшихся в центре мрачного мира изгоев сегодняшней России. Мария предлагает нам просто проследить их жизненный путь, услышать истории и не давать им никаких субъективных оценок. Сама Мария так объясняет выбранный ею жанр средневекового манускрипта и название книги:

«В России образца 2013 года власть с упорством гнёт линию и создаёт декорации так называемого «духовного ренессанса с православным уклоном», по сути, вгоняя страну в натуральное средневековье, где место неуправляемой чумы заняли тяжёлые наркотики и где государство демонстрирует полную беспомощность в деле лечения этой болезни. Поэтому я ищу свое вдохновение в средневековых иллюминированных манускриптах, эстетически приближая «Ecce Femina» к произведениям того времени. Форма средневекового манускрипта не только подчёркивает красоту ручной иллюстрации, но и отличается удобством изложения сюжета. Она не заостряет внимания на портретных изображениях, что крайне подходит и нам, так как большинство героинь, по понятным причинам, желали избежать публикации их фотографий или приближенных к фотографиям рисованных портретов.

Название книги «Ecce Femina» вытекает из крылатого выражения Ecce Homo — «се человек», буквально «вот человек», «это человек». Согласно Евангелию от Иоанна (гл. 19, ст. 5), прокуратор Иудеи Понтий Пилат показал народу Иерусалима Иисуса Христа после бичевания, желая возбудить сострадание толпы: «Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: «Се, человек!» Когда же увидели Его первосвященники и служители, то закричали: «Распни, распни Его!» Пилат говорит им: «Возьмите Его вы и распните; ибо я не нахожу в Нем вины». Выражение стало крылатым. Его употребляют, в частности, когда хотят указать на достойное сострадания положение человека нашего времени. В названии книги «homo» заменено на «femina», что смещает акцент в сторону женского вопроса».

Героини книги — реальные наркозависимые женщины, участницы проекта уличной социальной работы Фонда Андрея Рылькова в Москве, которые поделились с Марией своими историями. Ее рисунки сохранили эти истории и зафиксировали их в континууме истории общечеловеческой, продолжая её еле слышную «женскую летопись». Ведь из учебников истории мы знаем в основном о «подвигах» и свершениях мужчин – это история внешняя, событийная, порой очень жестокая. История, грохотом орудия заглушающая тихий голос слабых и незаметных. Но ведь именно изучая эти жизни, мы узнаем о глубинных исторических коллизиях времени и о настоящей цене мужских побед. В этой исторической перспективе проявляется и становится ярче одна из важнейших политических и этических проблем, которые сегодня уже нет возможности игнорировать – проблема цены человеческой жизни в «войне с наркотиками». Мы надеемся, что публикация этой книги даст нам новый заряд для критической общественной дискуссии и поиска решений этой проблемы.



Комментировать
В категории: Belles lettres, Визуальное, тези: Ecce Femina, книги, Мария Киселева, наркомания, Наркофобия

Подписка: RSS, твиттер: @NihilistLi


Cвятой Прекарий: как итальянский прекариат борется за свои права
livasprava
Cвятой Прекарий: как итальянский прекариат борется за свои права в НИГИЛИСТ.

Источник – Послезавтра
Cвятой Прекарий: как итальянский прекариат борется за свои права

В начале месяца в Санкт-Петербурге прошла конференция “Трудные действия”. Несмотря на то, что её организатором выступил Профсоюз работников IT, основная часть выступлений касалась не только этой отрасли, но и тех новых условий труда, в которых оказываются вовлечены все больше и больше людей по всему миру – нестабильная занятость, временные контракты: в общем, то, что называется непривычным словом «прекарность».

Пожалуй, самым интересным был доклад участниц итальянского движения “Сан Прекарио” (“Святой Прекарий”). Возникнув в ответ на неолиберальные реформы, которые должны были привнести в сферу труда «пластичность и конкурентность», движение начало экспериментировать с новыми формами борьбы на рабочем месте. Старые методы оказались попросту невозможны: кроме юридических сложностей, временные контракты и удаленные формы работы приводят к текучести и разобщенности работников между собой и, в то же время, увеличивают зависимость от работодателя. Сами работники могут не осознавать своего уязвимого положения, воспринимая ситуацию как нормальную, естественную и даже считая себя свободными «фрилансерами», хотя зачастую они привязаны лишь к одному работодателю.  В итоге работодатель получает такого же постоянного, предсказуемого работника, как и на нормальном контракте, но не несет сопутствующих расходов. Так как проблема коренится в эмоциональной и концептуальной сфере не менее, чем в формальной юридической, движение активно экспериментирует с «воображаемым», с восприятием работниками своего положения. На мой взгляд, это самый интересный элемент их опыта, крайне важный для российских реалий, где отсутствует традиция трудового сопротивления, а наемные работники (не только прекарии, но и “классические” индустриальные пролетарии) часто мыслят себя в рамках капиталистической матрицы, готовы занять сторону босса.

Презентацию “Сан Прекарио” можно посмотреть на видео, но я решил расшифровать (и несколько причесать) это выступление, так как воспринимать параллельный перевод довольно утомительно. С остальными выступлениями вы можете ознакомиться на канале Профсоюза IT работников.  

Привет, я из движения “Сан Прекарио”. На сайте сказано, что движение возникло в 2004, но на самом деле это произошло гораздо раньше. В 1998 был принят пакет законов, которые у нас в Италии стал первой попыткой неолиберальной атаки на рынок труда и на труд в целом. В 1999 мы создали организацию Chainworkers и сайт, вокруг которого начала происходила основная активность. На этом сайте мы собирали информацию о том, что происходит внутри труда, распространяли её, задавали контекст.

После этого мы начали проводить акции против различных крупных сетей, фирм, например, Макдональдс, Бургер Кинг итд. Это была зачаточная практика. Мы действовали там, где у нас уже были активисты-работники. И это была в основном пропагандистская работа. Затем мы начали сотрудничать с одним профсоюзом и помогать рабочим и профсоюзникам устраивать акции, когда были какие-либо проблемы с проведением традиционных забастовок. Мы проводили пикеты, раздавали листовки, иногда захватывали помещения, участвовали в противостояниях с полицией. Постепенно наш коллектив начал расти и мы стали выхо
дить на Первое мая вместе с традиционными, вписанными в систему профсоюзами.

Мы начали с критики Первомая, с самой формы, которую организуют профсоюзы, и стали вносить свою повестку касательно прекариата и целого ряда вопросов, которые никто не поднимал. Мы воспользовались Первым мая, чтобы впервые показать условия прекарности и поставить целый ряд вопросов. Это произошло ещё в 2001. Это было особенно актуально, так как в Милане большая часть работы перешла в третичный сектор (сфера услуг) из фабрик и заводов. Мы начали понимать, что сами условия труда действительно изменились, что юридические формы договоров меняются и уже не соответствуют тем, что были раньше, что мы находимся в другой ситуации.

Возьмем, например, прекарного журналиста, то есть журналиста, у которого нет полноценного трудового контракта. Условия его труда не защищены и даже в такой крупной газете, как «Corriere della Sera», он получает за статью какие-то копейки. Также была введена такая форма трехмесячных контрактов. На них попадали люди, которые только-только закончили университет и получали за 12 дней полноценной работы не больше 400 евро. В какой-то момент мы поняли, что нас всех уже не хватает для актуализации этих тем в общественном пространстве. Тогда мы создали сеть, объединившую организации из разных городов, которые начали сами начали поднимать вопросы прекарности.

Из этой совместной работы различных организаций и возник в 2004 наш святой Сан Прекарио.

Теперь я расскажу подробнее, как и из чего возник “Сан Прекарио” и начну с того, что основной принцип работы фирм с подобной занятостью сотрудников – это привязать к себе, сделать работников  “верными” .

Эта “верность” достигается различными путями, схожими с тем, как маркетологи привязывают потребителей к определенному бренду – ты потребляешь продукт, а тебе говорят, что ты живешь каким-то определенным стилем жизни, или, например, тебя привязывают дисконтной картой к супермаркету.

Этот механизм создания лояльности, создания привязанности существует и внутри фирмы между работодателями и работниками: пусть ты получаешь 5 евро за колонку, но ты работаешь в “Corriere della Sera”, самой крупной итальянской газете, ты выше большинства ну и так далее.

Разрабатываются всевозможные стратегии постепенной инициации работников в компанию, к которой он все больше и больше привязывается, вне зависимости от реальных экономических отношений.

Один из первых наших опытов был связан с телекомпанией Sky Italia – крупнейшей телевизионной сетью, когда мы впервые попытались разорвать эти связи “верности”, развести работников и работодателей.

Практически все традиционные профсоюзы вообще ничего не делали с этой ситуацией, она их полностью устраивала, с их стороны не было никаких протестов. Они просто не поспевали за неолиберализацией труда.

 

В то время, как среди прекариев, среди временных работников, ситуация лояльностии привязанности очень распространена: работник трудится всего 3 месяца и все равно привязывается к своей фирме. И мы стали пытаться создать точку разрыва

Несмотря на то, что через 3 месяца работника выкинут на улицу, так как контракт закончится, он продолжает отождествлять себя с компанией. Мы попробовали с этим бороться.

Нашей первой задачей было напомнить прекарию о том, что он прекарий, заставить задуматься о своих условиях труда. Мы разработали стратегию, когда отношения между работником и фирмой становятся практически механистическими, жесткими – платите, и контракт разрывается и работник уходит. Это было базовой формулой, которая означала, что разрыв контракта означает реальный конец сотрудничества.

После этого мы начали работать с тем, что мы назвали “воображаемым”. Есть некий набор образов, связанный с работником и его работодателем, и мы начали вторгаться в эту образную область и предлагать контр-образы. Мы начали перерабатывать воображаемое так, чтобы оно было направлено на конфликт и на отстаивание своих прав.

Сейчас мы покажем вам видео (организаторы конференцииобещают перевести и выложить фильм в скором времени на сайт прим. Послезавтра.) Оно связано с проходящей 4 раза в год в Милане выставкой, где практически ничего не продают, товары не выложены, а прибавочная стоимость образуется за счет образованием связи между брендами и посетителями.

У этой выставки фантастический оборот – что-то в районе 5 миллиардов евро. При этом практически весь труд на этой выставке – прекарный: от труда простых уборщиц до тех, кто работает с аппаратурой, обеспечивает техническое оснащение. Как раз в то время мы задумывались над тем, как вывести “Сан Прекарио” на национальный уровень, а среди работников этой выставки уже были наши активисты. И тогда мы создали собственный бренд. Мы создали бренд Serpica — это анаграмма от “Сан Прекарио”. И мы выставили этот бренд на миланской неделе моды. Формально это была полноценная, зарегистрированная фирма. Большие бренды знали, что что-то будет, но ничего не могли поделать. В итоге мы с помощью своей фирмы придали видимость этой проблеме – пришли журналисты, фотографы.  Мы организовали дефиле самих прекариев.

Сам факт раскрутки был двухходовым: с одной стороны мы запустили свой прекарный бренд, разработали логотип, зарегистрировали фирму итд. С другой, от самих же себя, как от движения “Сан Прекарио”, мы сделали заявление против своего же бренда, мол, он нам не нравится, мы протестуем против него. Возник скандал, на который налетели журналисты. Это один из примеров того, чем мы занимаемся.
Мы, как “Сан Прекарио”, не создаем и не регистрируем профсоюзы, но, разумеется, у нас есть отдел, который занимается юридической поддержкой. Также у нас есть отдел, который занимается активистской поддержкой.

В основном речь идет о двух вещах. Первая – это юридическая помощь, вторая – активистская, если кто-то хочет что-то сделать у себя на рабочем месте. Если работник хочет поднять вопрос об условиях своего труда, то в зависимости от цели мы можем предложить разные средства. Например, к нам обращались журналисты, которые по условиям своего профсоюза не могут провести забастовку в своей газете. Тогда мы предложили и помогли сделать фейковый журнал, который раздавался практически везде и изобличал, критиковал происходящее.

Хотелось бы уточнить про участие в Первомае. Мы идем отдельно от больших профсоюзов, которые ходят утром. Мы же идем днем или вечером. Это демонстрация только прекариев, с помощью которой они могут самоидентифицироваться и показать, что они есть. Это праздник, хотя участники также агрессивно критикуют свои условия труда. Мы выбираем такую форму, чтобы люди при этом развлекались.

Каждый год мы договариваемся внутри Италии и с международными организациями и выбираем тему для Первомая, общие слоганы и общий подход. Основная задача каждый раз – это поднять тему прекарности работников, поскольку большие профсоюзы отказываются поднимать эту тему. Перед Первомаем в течение недели проводятся различные акции, которые тем или иным образом критикуют ситуацию.

К нам обращаются работники, иногда один, иногда несколько, иногда сразу много из одной фирмы, которым не нравятся их условия труда. Им нужно как-то озвучить условия своего труда, свои проблемы. Что мы делаем? Там, где требуются профессионалы – например, адвокат, мы его предоставляем. Но главная наша задача — помочь работнику создать конфликтную ситуацию на фирме самому.

В качестве примера можно взять ситуацию в одном колл-центре, я сама там работала. 255 человек переводят с полного рабочего дня на неполный, а профсоюз ничего не хочет делать, он согласен с происходящим. “Сан Прекарио” сразу предоставил бесплатного адвоката, который начал проверять законность этих действий. Также мы помогли сделать и раскрутить блог, в котором подробно рассказывали о том, что происходит в фирме.

Но, в первую очередь, работники сами участвуют в борьбе. Они изготовляют листовки, они проводят забастовки. Что интересно в данном случае — адвокат “Сан Прекарио” вынудил профсоюз провести забастовку. Работники соорганизовались и сказали, что не будут платить взносы, если вы, начальство профсоюза, не поможете нам. Поскольку некоторые работники — не члены профсоюза не могли выйти на переговоры с руководством, то они создали дополнительный независимый профсоюз.

Бывают ситуации, когда к нам обращается группа работников, работающих на временных контрактах и не имеющих возможности участвовать в забастовках. Тогда адвокат “Сан Прекарио” оспаривает их положение в суде и их принимают на постоянную работу. Иногда мы вторгаемся в сам бренд, в том смысле, что мы его «угоняем» и переделываем, чтобы в нем был виден предстоящий конфликт. Мы создаем блог, на нем выкладываем переделанный спародированный логотип, иногда идем дальше и напрямую информируем клиентов о том, что происходит в фирме.

Вопросы из зала:

А как у вас дело обстоит с финансированием? На оплату тех же адвокатов?

У нас есть рассылка, где находятся специалисты самого широкого профиля, они помогают нам своими умениями и навыками.

Вопрос непосредственного финансирования — сложный и состоит из разных частей, но что касается адвоката, то если в Италии дело выигрывается работниками, то все расходы, включая и адвоката, оплачивает работодатель. Но даже если работники проигрывают, работодатель оплачивает судебные издержки. Часто бывает, что работники жертвуют “Сан Прикарио” какую-то символическую сумму, евро 100.

У меня сложилось впечатление, что ваша организация не очень готова к сотрудничеству с организациями обычных рабочих, не прекариев.

В первую очередь мы напрямую работаем с прекариями, потому что в Италии у них нет никакой юридической поддержки.

Конечно, прекариат — это наш осознанный выбор, но, мы поддерживаем контакты с целым рядом обычных профсоюзов, с большим количеством обычных рабочих, которые хотят более современных форм протестной борьбы, потому что профсоюзы — достаточно устаревшая форма, по крайней мере, главное их оружие, забастовки, далеко не всегда работает. К тому же во время забастовки рабочим не платят. А когда методами “Сан Прекарио” атакуется бренд, фирме наносится достаточно значительный ущерб, но при этом работники фирмы не теряют деньги. Поэтому к нам обращаются не только прекарии.

Значительная часть прекариев являются мигрантами, делаете ли вы акцент на них?

С одной стороны, все эмигранты являются прекариями. Но с ними ситуация намного сложнее, ведь, чтобы жить в Италии, ты должен иметь работу. Соответственно, они находятся в очень рискованном положении. Они борются за свои права, но пока что для них это слишком опасно.

Иногда мы контактируем с ними, часто что-то получается в сфере логистики. Но в общем и целом мигрантов слишком легко шантажировать. Даже по сравнению с прекариями они находятся в хрупких условиях. Когда это возможно, мы помогаем.

Cвятой Прекарий: как итальянский прекариат борется за свои права

Какие существуют политические силы, которые противостоят вам? Может быть, партии правого толка?

Наш основной противник — это профсоюзы и связанные с ними политические партии. Большая часть борьбы происходит с ними. Что касается предприятий, то там иная ситуация. В большинстве случаев мы все делаем анонимно, и фирма не знает, против кого действовать, так как мы изобличаем её так, чтобы не был ясен источник.

Когда мы говорим о профсоюзах – мы имеем в виду 3-4 профсоюза, плотно связанных с парламентскими партиями. С рядовыми профсоюзами мы контактируем и работаем вместе.


Комментировать
В категории: Былое и думы, тези: Италия, левые, Послезавтра, прекариат, профсоюз, Сан Прекарио

Подписка: RSS, твиттер: @NihilistLi


Встреча с немецкими левыми друзьями Путина
livasprava
Встреча с немецкими левыми друзьями Путина в НИГИЛИСТ.

unsere-Partei-453x286
16 ноября в помещении Соцпартии с киевскими левыми встретились Депутаты от “левой” партии Германии Андрей Гунько и Вольфганг Герке. Не знающий ни украинского, ни русского языка Гунько считается в этой политической силе выдающимся специалистом по восточной политике, а Герке много лет пребывает в статусе руководителя международного направления Die Linke. Он – автор пресс-релиза о “победе Вашингтона” на выборах 26 октября, а так же давний борец против перевооружения армии Грузии. Подробнее о Гунько можно прочитать в ранее опубликованной нами листовке, которая раздавалась анархистами на мероприятии.

Именно эти политики являются инициаторами снятия санкций с РФ.

Немецкие друзья Путина уже не отрицают правый и неофашистский характер республик “Новороссии”. Этот факт им отрицать теперь сложно. Соответственно, они уже не могут находится в “левой” нише любителей ДНР и ЛНР и корректируют свою риторику. Теперь в их демагогии больше пацифизма и германского националистического антиамериканизма. То есть они пытаются захватить нишу ультраправых в немецкой политике. И делают это весьма успешно.

Герке не отрицает, что Восточный Комитет Немецкой Экономики, котрый лобирует снятие санкций с РФ, “стучится в дверь партийного офиса” Линке (Герке самодовольно ухмылялся, рассказывая об этом), но борьба за отмену санкций против РФ никак не связана с подкупом левых со стороны “слабых и маловлиятельных” BASF и Bayer, а продиктована искренним убеждением постсталинистов в ненужности санкций против путинской России. На вопрос: “должны ли украинцы платить своими жизнями за немецко-российскую дружбу?”, – они так и не ответили. Как не ответили и на вопросы о трогательном единстве немецких левых и правых популистов в “восточном вопросе”.

Немецкие депутаты идут в ногу со временем и вместо плохого слова “капиталисты” употребляют термин “олигархи”. Похоже, что с таким подходом они скоро перестанут стыдиться денег Восточного комитета немецкой экономики и будут признавать, что их позиция продиктована интересами германского бизнеса.

Герке и Гунько активно обращались к “геополитическим” аргументам, а старый “коммунист” Герке цитировал Бжезинского. Также он с явным удовлетворением говорил о растущей роли Германии и использовании инструментов ЕС и ООН для реализации немецкой политической гегемонии. Безусловно, “левые” подчеркивали политические и экономические различия между США и ЕС, что вполне естественно для любых европейских правых политиков.

Они так увлеклись геополитикой, что умудрились расстроить даже кое-кого из неконфликтного киевского левого болота. Социалисты и троцкисты были вынуждены напомнить немецким господам о классовом подходе, как основе левой политики и о том, что игнорирование внутриукраинского контекста в их умопостроениях граничит с оскорблением.

Гунько порадовал аудиторию теорией “заговора немецких СМИ”, которые слишком положительно освещали Майдан. Жаль, что “левый” политик не сосредоточился на описании антропологических особенностей и национального происхождения собственников. Тогда он уже был бы совсем неотличим от нациста.

Немецким депутатам несколько раз напомнили об их контактах с лжецами и политическими коррупционерами из “Боротьбы”, но они стоически переносили эти обвинения и стремились перейти в контрнаступление. Например, господин Герке пытался обвинить оппонентов в воинственной риторике и явно расстроился, когда не нашел “партии войны”.

Показательно, что этот старый друг путинской России попытался поставить под вопрос легитимности результатов минских переговоров с помощью совсем уж неадекватных доводов. Например, что к договоренностям имел отношение Лукашенко и Кучма. Это “не авторитетные” политики для герра Герке. Наличие представителей Путина или господ из ЛНР и ДНР при этом вопросов у него не вызывало. Когда ему указали на такую “нестыковку” он немного удивился и был вынужден признать неубедительность собственной аргументации. Мысль о прекращении огня по линии разграничения на Донбассе поразила нашего миротворца, как новаторская и необычайно свежая.

Обсуждали соглашение об ассоциации.Украины с ЕС. Депутаты заявили, что их фракция в Бундестаге будет голосовать против, поскольку, по их мнению, евроинтеграция стран бывшего советского блока привела к их деиндустриализации. В ответ на это с либертарной стороны было высказано замечание, что украинская экономика в любом случае нуждается в серьезной модернизации, иначе ее ждет коллапс, и есть только два возможных пути: либо неолиберальная модернизация за счет рабочего класса, либо что-то наподобие плана Маршалла. Гунько и Герке ответили, что Линке всегда выступала за вариант плана Маршалла для юга Европы, и возможно, они распространят свое предложение и на Украину со следующими условиями: 1) конец войны, 2) олигархи тоже должны в этом участвовать, 3) в правительстве не должно быть фашистов. Камнем преткновения здесь, очевидно, является первое условие: если правительство не капитулирует в войне с РФ, то денег не будет. Таким образом, они фактически высказались за неолиберальную модернизацию Украины. А Герке еще и публично солгал, утверждая, что послевоенный план Маршалла вел к ослаблению государственного регулирования.

Принято считать, что левые в Восточной Европе на самом деле неправильные, а тем временем в Европе Западной есть настоящее правильное левое движение, партии продолжающие славные традиции отцов-основателей. Но это не так, если не считать их отцами Эберта и Носке. На самом деле, немецкие посткоммунисты Германии оказались родными братьями фашистов из НДП. Процесс муссолинизации сталинистов практически завершен. Левые партии в Европе мертвы и малоотличимы от “оппонентов” с правого края.


Комментировать
В категории: Действия, тези: Герке, Гунько, левые, правые, Путин, Россия, Украина

Подписка: RSS, твиттер: @NihilistLi


Андрей Гунько - пособник империалистической политики Кремля и враг рабочего движения
livasprava
Андрей Гунько - пособник империалистической политики Кремля и враг рабочего движения в НИГИЛИСТ.

Текст листовки, которая была распространена на встрече с Андреем Гунько, организованной киевскими авторитарными левыми, пытавшимися таким образом завоевать благосклонность западных спонсоров. В скором времени будет опубликован отчёт о самом мероприятии.
hujko
В течение долгого времени Андрей Гунько убеждал европейских левых поддержать украинскую консервативно-сталинистскую организацию «Боротьба». Во многом именно стараниями Гунько и его однопартийцев из «Die Linke» политический мошенник Сергей Киричук получил в Европе “политическое убежище” и обширные возможности для влияния на левых, как в Германии, так и в других странах Евросоюза.

Таким образом, организация «Боротьба», сотрудничавшая с ультраправыми («Родина», «Славянское единство») и принимавшая их в свои ряды (известный на всю Украину антисемит-политтехнолог Алексей Блюминов более года был одним из ведущих идеологов организации), спецслужбами (лидер одесской Боротьбы Алексей Албу неоднократно указывал на свои контакты с СБУ), получила статус «гонимых антифашистов», а также неслыханную для украинских левых помощь и финансирование. В данный момент «Боротьба» при активной поддержке Андрея Гунько культивирует в Европе следующие мифы:

  • В Украине угнетаются русскоязычные граждане (на самом деле, права русскоязычных после Майдана ничуть не пострадали – в общественной жизни русский язык по прежнему используется свободно, во многих регионах – шире и чаще чем украинский)
  • Протесты на востоке Украины начались как классовое выступление с левой повесткой (на самом деле это была попытка путча со стороны силовиков и старой бюрократии, поддержанная ультраправыми боевиками и радикальными клерикалами, на некоторых участках под руководством выходцев из российских спецслужб)
  • Власть в Украине после Майдана принадлежит фашистам (на самом деле в Украине установлен либеральный режим, процент ультраправых в котором даже ниже, чем в большинстве европейских стран; мест в парламенте у ультраправых по итогам последних выборов меньше, чем в 2012 году)

«Боротьба» была и остаётся одним из самых громких рупоров «сепаратистского» мятежа русских националистов и силовиков, адвокатом установившихся «народых республик» (точнее – ультраправых хунт) и агитатором за ведение войны против «фашистской хунты» (нового украинского правительстива). «Боротьба» распространяла через свои ресурсы откровенную ложь, переводя её на английский и другие языки. Это значит, что финансирование и поддержка «Боротьбы» – финансирование и поддержка русских фашистов и войны на востоке Украины. Андрей Гунько, как один из главных помощников и защитников «Боротьбы» в Европе, несет свою долю ответственности за каждую жертву в вооруженном конфликте на востоке Украины.В Украине Боротьба, образовала союз с правыми популистами и откровенными ультраправыми.

Оказавшись в Германии, Сергей Киричук принимал участие в одной из право-популистских “Montagsdemo” в Мюнхене, мероприятии, которое осудила даже «Левая Партия». Впрочем, с подачи Боротьбы, под видом «антифашистов» привозили в Германию и участников ультраправой неофашистской организации «Родина» из Одессы. В Берлине также по протекции Киричука в офисе «левой» газеты «Neues Deutschland» должно было состояться мероприятия с российскими нео-наци Алексеем Кочетковым – бывшим пресс-секретарём РНЕ и Станиславом Бышоком – ветераном «Русского Образа». Всё это также проходило под эгидой «Die Linke» и не без участия Андрея Гунько, который даже написал специальный пресс-релиз, в котором объяснил контакты своего протеже с нео-наци как «недоразумение».

Андрей Гунько пишет на своем сайте слезливые тексты о встречах с родителями погибших во время пожара в Доме Профсоюзов в Одессе. Безусловно, горе родителей всегда берёт за душу. Однако Гунько ни слова не говорит о том, что и на Куликовом Поле, и в Доме Профсоюзов существенную часть пророссийских комбатантов составляли покрываемые милицией ультраправые из «Родины» и «Славянского Единства», со стороны которых был открыт огонь по митингу Евромайдана, в результате чего несколько человек были убиты.

Гунько лжет или повторяет чужую ложь, рассказывая о десятках убитых «левых и антифашистах», поскольку на самом деле одесский Антимайдан представлял собой красно-коричневый объединенный фронт, в который входили как сталинисты, так и пророссийские неонацисты, отказавшиеся от свастик исключительно ради маскировки. Более того, Гунько ни слова не говорит о роли в этой трагедии Алексея Албу, депутата областного совета и лидера одесской ячейки «Боротьбы». Именно он зазывал участников антимайдана в Дом профсоюзов, а сам, ретировавшись с места события, уже на следующий день раздавал интервью как «жертва нацистской атаки».

Гунько и его коллеги говорят о сильном влиянии Запада и прямом участии НАТО в украинском конфликте, но ничего не говорят о роли России, которая напрямую связана с руководством «народных республик» и оказывает им военную и политическую помощь. В боевых действиях участвует российская техника и военные специалисты. Солдаты-срочники из России отправляются на бойню в качестве пушечного мяса, зачастую даже не имея представления о пункте назначения, а ультраправым боевикам и наёмникам из России обеспечивается беспрепятственный проход на украинскую территорию.

Фактически «миротворческие» заявления «Die Linke» на практике оборачиваются призывам оставить жителей Украины один на один против многократно превосходящих сил агрессора, маскирующего свое вторжение под «сепаратистское» и даже «антифашистское» восстание, но на самом деле осуществляемое под ультраправыми и клерикальными лозунгами защиты и расширения «Русского Мира». Этой квази-пацифистской риторикой Гунько прикрывает экономические цели немецкой буржуазии, прямо заинтересованной в бесконфликтом сотрудничестве с Россией, доступом к ее рынкам и дешевому сырью. Одним из результатов лживой агитации Гунько стало предложение левой фракции Бундестага об отмене торговых санкций против России, чье руководство в это самое время стягивает военные силы в оккупированный Донецк.

Мы призываем бойкотировать социал-предателя, пособника российского империализма и ультраправых Андрея Гунько, а также всех, кто с ним сотрудничает.

Никакой толерантности к буржуазии и ее сатрапам, разжигающим войну и ответственным за разрушение жизней тысяч людей!
Никакой войны кроме классовой!

Автономный союз трудящихся
Редколлегия NIHILIST.LI


Комментировать
В категории: Нынче, тези: Die Linke, буржуазия, Гунько, левые, оппортунисты, Россия, Украина

Подписка: RSS, твиттер: @NihilistLi


Почему работает пропаганда
livasprava
Почему работает пропаганда в НИГИЛИСТ.

Тов. Шиитман
reptiloidi
Приём, использованный российскими пропагандистами в истории с Боингом, является в равной степени подлым и эффективным. В передаче “Однако” был показан якобы кадр со спутника на котором истребитель атакует гражданский самолёт. Прокремлёвские СМИ и блоггеры поначалу подхватили эту информацию, но вскоре подоспели опровержения и разбор фотомонтажа. В результате, даже самые оголтелые защитники выгодной Кремлю версий событий (такие как правый интеллектуал  Сергей Лукьяненко или придворный писатель-фантаст  Егор Просвирнин) успели отречься от неуклюжего фотомонтажа.

Только вот опровержения мало что меняют, они не важны. Сила любой конспирологии в том, что она глуха к опровержениям, какими бы качественными и убедительными они не были. Сколько раз был разоблачен любимый национал-патриотами “План Даллеса”? Но они продолжают пересказывать его сегодня точно так же как в 1990 году, меняются поколения, а старая фальшивка жива. Время не властно над человеческой глупостью. Больше ста лет подряд по всему миру доказывают, что “Протоколы Сионских Мудрецов” – фальшивка? Скоро можно будет отмечать столетний юбилей. А Кровавый Навет и вовсе разоблачается столетиями, но безо всякого результата. Лжи всегда верят охотнее, потому что она озвучивается громко, истерично, с нахрапом, для лжи всегда  выбирают простые и доступные формулировки. Для того, чтобы услышать её не нужно прилагать усилий, она сама залезет вам в уши, хотите вы того или нет. А вот для того, чтобы понять опровержение, потребуется напрячься, провести минимальную аналитическую работу,  сопоставить факты, сделать выводы. Зачем зря трудиться воспринимая правду, зачем ломать свою картину мира, если ложь приятна и комфортна? Простой ответ всегда будет популярнее чем сложный.

В этом и заключается секрет успеха пропаганды и клеветы, какой бы нелепой та ни была. Общедоступность  данных не является противоядием  от фальсификаций, точно так же как и свобода выбора отнюдь не гарантирует, что выбор будет правильным. Так что, в реальности целевой аудитории передачи “Однако”, в реальности западных конспирологов-“антиимпериалистов” Боинг был сбит украинским истребителем и никакие опровержения это не изменят.

Вовремя отобрать у пропагандистов трибуну подчас не менее, а то и более важно, чем победить их в споре.


Комментировать
В категории: Позиция, тези: Боинг, конспирология, пропаганда, Россия, Украина, Шиитман

Подписка: RSS, твиттер: @NihilistLi


Хочешь достойной жизни - готовься к забастовке!
livasprava
Хочешь достойной жизни - готовься к забастовке! в НИГИЛИСТ.

Тов. Мрачник
АСТ
screen-6Рано или поздно противоречия в отношениях между наемным работником и работодателем переходят в открытую конфликтную форму. Ваше желание посвящать как можно меньше времени работе и получать за нее большее вознаграждения упирается в совершенно противоположное желание работодателя. В его интересах – требовать больше работы, и меньше за нее платить. Исключения крайне редки и подтверждают это совершенно естественное для капиталистических отношений правило. От того, как вы назовете такой антагонизм интересов – классовой борьбой или борьбой за справедливость на рабочем месте – его суть не поменяется. Вся трагичность вашего положения как наемного рабочего заключается в том, что если вы не занимаетесь этой борьбой, она займется вами.

Ваша участь отягощается постоянным контролем того, насколько работодатель придерживается соблюдения ваших трудовых прав и надлежащих условий работы. Личное благополучие и объем свободного времени напрямую зависит от того, насколько бдительно вы следите за выполнением работодательских обязательств и их соответствию нормам права. При этом вас не должно беспокоить то, насколько хорошо работаете вы сами. Если работодатель продолжает давать вам работу, значит, вы его целиком устраиваете и он хорошо на вас наживается.

Если бы работодатель терпел от вашего присутствия на предприятии убытки – вы бы сразу об этом узнали и были уволены согласно процедуре. screen-3Несмотря на это, работодатели не дураки поругать своих подчиненных за якобы низкую квалификацию, плохое знание техники безопасности и качество выполнения прямых трудовых обязанностей. Это отличный способ пресечь ваши совершенно справедливые вопросы о неоплаченных сверхурочных и прочих неудобствах. Поэтому не стоит переживать и чувствовать себя должником, если работодатель решил наехать на ваше рабочее достоинство в неофициальной форме, ведь именно этого он и добивается. В его интересах заставить вас забыть о том, что обязанности в трудовых отношениях есть у обоих сторон.

Даже в том случае, если вы не наблюдаете никаких правовых нарушений, будьте готовы рано или поздно с ними столкнуться. Капиталистическая экономика имеет свойство переживать кризисы, во время которых даже самый человечный работодатель более всего обеспокоен сохранением своего капитала и менее – выполнением своих обязательств перед трудовым коллективом. Сталкиваясь со внезапным урезанием или задержкой зарплаты, удлиннением рабочего дня, необходимостью обеспечивать комфорт и безопасность на рабочем месте за собственный счет, никто обычно не имеет козырей, способных вывести вас из положения. Рабочие, не знакомые со способами защиты своих прав, обычно идут работодателю на уступки, по сути давая ему безвозмездный кредит. screen-8В критический момент лояльное отношение к начальству играет злую шутку, и тогда мера вашей эксплуатации удваивается, а то и утраивается. Мысль о том, что не вы должны работодателю, а он вам, потому что живет за счет произведенной вами работы, обычно в таких случаях теряется.

Исходя из этого следует один жизненно важный для любого наемного работника вывод: организованная самооборона в рабочем коллективе нужна даже тогда, когда, казалось бы, никаких предпосылок для конфликтов нет. Это не значит, однако, что вам нужно по любому поводу призывать сотрудников к забастовке – вовсе нет. Если заниматься подобным в ответ на проблемы, которые решаются значительно проще, никто в трудовом коллективе не будет вас воспринимать всерьез и вся работа, направленная на организованное решение трудовых конфликтов, сойдет на нет.

Если вы единственный на весь коллектив, кто остерегается нарушений трудовых прав, вам следует мягко и ненавязчиво агитировать сотрудников через активность, не имеющую непосредственного отношения к трудовым конфликтам на вашем предприятии. Это может быть как распространение агитационной литературы о проблемах вашей отрасли, так и приглашение сотрудников на культурно-просветительские мероприятия рабочих инициатив вашего города (например, АСТ). Если же таковых нет, вы можете стать инициатором, обратившись к нам за помощью. Мы проконсультируем вас, снабдим списком необходимой литературы и поможем обзавестись ею в печатном виде для распространения. При желании вы также можете вступить в нашу организацию, посетив собрание ее ближайшего городского отделения, и затем основать таковое в своем населенном пункте, став полноправным субъектом федеративscreen-9.1ной структуры АСТ. В таком случае помощь с агитацией и решением проблем на вашем рабочем месте будет общим делом всего АСТ.

Если вы все же решили ступить на путь борьбы, а также имеете единомышленников в трудовом коллективе, самое время приступать к созданию первичной профсоюзной организации (синдиката). Согласно закону, она должна состоять не менее чем из трех человек, официально занятых на предприятии, а также быть зарегистрированой в министерстве юстиции. Однако эти формальности сами по себе мало чем помогут в решении трудовых конфликтов, поэтому прежде всего стоит озаботиться налаживанием реальной работы, такой как проведение регулярных собраний, обсуждение нарушений трудовых прав и выработка способов их защиты, тактика взаимодействия с работодателем и его представителями, а также проведение политической агитации среди неактивной части трудового коллектива и населения вашего города вообще.

Основным условием для синдикалистской активности является равноправная и солидарная коллективная работа, а также неразрывная связь между отстаиванием экономических и политических интересов класса наемных рабочих. То есть, совместное управление организацией, коллективная поддержка во внутренней работе, личная независимость всех участников и участниц, а также заинтересованность в сохранении и приумножении не только трудовых, но и политических прав.

screen-1Официальная регистрация дает определенные правовые преференции, однако нет никаких гарантий того, что они будут выполнятся вашим работодателем. На всякий случай, если вы оформлены официально и имеете двух и более товарищей, стоит заняться легализацией. Она ни к чему вас не обязывает и может когда-нибудь пригодиться. Однако бумажная возня и регулярные походы в министерство юстиции не должны становиться вашим основным занятием. Сам по себе легальный статус, как уже говорилось выше, никак вам не поможет, если за ним не будет никакой активности и силы. Работодатель будет считаться с вами только тогда, когда вы ясно датите ему понять, что вооружены не просто ссылками на законы, но и готовностью помешать ему извлекать из прибыль из продукта вашего труда.

Кто-то заявит, что это слишком сложно и он не хочет заниматься борьбой, отнимающей уйму свободного времени и сил, которые можно потратить на более приятные занятия. И правда – обычно жизнь не готовит к таким поворотам. Такому не учат в школе или университете, вряд-ли об этом расскажут и умудренные жизненным опытом родители. Организованный рабочий класс в нашем обществе отсутствует, и его возобновление – наше бремя, если мы хотим жить лучше и защитить следующее поколение от тех ужасов, которые перенесли сами.screen-4

Гораздо больше времени и сил тратится тогда, когда вы не занимаетесь отстаиванием своих трудовых прав. Вас будут заставлять работать больше и интенсивнее, принимать на себя дополнительные обязанности, жертвовать отпусками и выходными ради все той же, если не меньшей, зарплаты. Такое поведение на работе будет стоить в итоге гораздо дороже чем активизм, и вдобавок не даст никаких гарантий от внезапного увольнения, урезания или задержки зарплаты и прочих нарушений. В то же время активная борьба и агитация сотрудников способна при должных усилиях стабилизировать ваше положение на работе и даже сделать его лучше.


Комментировать
В категории: Действия, тези: АСТ, забастовка, профсоюзы, синдикализм

Подписка: RSS, твиттер: @NihilistLi


П’ять міфів про становище жінки в традиційній українській культурі
livasprava
П’ять міфів про становище жінки в традиційній українській культурі в НИГИЛИСТ.

Українську культуру традиційно вважають матріархальною, тобто такою, де панують жіночі цінності, а жінки споконвіку наділені правами та можливостями, що й не снилися їхнім сусідкам. Однак це лише міф, стверджує старша наукова співробітниця Інституту народознавства НАН України, кандидатка історичних наук Оксана Кісь. Чому ґендерна рівність у традиційній українській культурі – річ примарна, дослідниця розповіла у лекції ”Феміністичний аналіз української традиційної культури” в межах проекту Феміністичні ініціативи Львова.
«Ідея матріархальності, тобто панування жіночих цінностей в української культурі, сьогодні є частиною українського національного міфу», – розповіла дослідниця. – Мовляв, жінки в Україні завжди були рівноправні і шановані, а тому фемінізм нам не потрібен».


PimonenkoNK_Svaty72x102KDКоріння формування цього міфу сягають кінця ХІХ – початку ХХ століття – коли в науці набула популярності теорія еволюціонізму. Згідно з нею, всі суспільства проходять певні щаблі розвитку, а матріархат – найнижчий із цих щаблів.

Ідея про засадничу матріархальність української культури добре вкладалась у формування іміджу українців як окремішньої, особливої і прогресивної нації . У час, коли у світі тоді зароджувалась перша хвиля фемінізму, важливо було показати наскільки цивілізованішими за своїх сусідів є українці, які споконвіку шанували своє жіноцтво. Це дуже підходило українським історикам кінця ХІХ – початку ХХ століття, які працювали над формуванням української національної ідеї. Українські дослідники ретельно вишукували ознаки матріархальності української культури у народних звичаях та традиціях – і знаходили їх.

Міф про повноправність жінки у родині

Коли говорять про рівність жінки у подружньому житті, то найчастіше мають на увазі однакові права жінок та чоловіків на володіння майном. Буцімто, жінки могли успадковувати землю, мати окреме від чоловіка майно, відносно самостійно провадити свою жіночу частину господарства, що була повністю у їхній компетенції.

Інтерв’ю з жінками, що народилися на початку ХХ століття і застали українську культуру у ще не надто зачепленому процесами модернізації вигляді, доводять – насправді загальновизнаним головою родини переважно був чоловік. Саме його голос у важливих питаннях завжди був вирішальним – коли йшлося про продаж корови чи одруження дітей.

Також чоловік мав легітимоване громадою і культурою право застосовувати фізичну силу щодо інших членів родини, в тому числі дружини. Водночас дружина найчастіше не могла сказати навіть образливого слова щодо чоловіка – бо так не було заведено.

«Розповіді про рівень насильства над жінками в традиційних українських селянських сім’ях часом були настільки жорстокими, що мої колеги-етнографи, які іноді були присутні під час моїх інтерв’ю, не могли витримати подробиць такої розповіді, – згадує Кісь. – Тобто це питання не штурханця чи потиличника, а дуже серйозного, часами – кривавого насильства».

Подвійні стандарти застосовували щодо чоловічої та жіночої подружньої зради – чоловічу, як правило, толерували, замовчували, не виносили на громадський осуд, тоді як жіноча зрада, як правило, закінчувалась фізичним покаранням невірної дружини.

Міф про романтичні почуття як основу шлюбу

ukrainka1Не таємниця, що ще й зараз панують доволі романтизовані уявлення про шлюб у традиційній українській культурі – мовляв, люди одружувались через почуття. Однак насправді визначальними все ж були економічні та господарські чинники.

Гендерна рівність зберігалась хіба у сенсі безправності нареченої та нареченого у виборі партнера – замість них це найчастіше робили батьки. Переконанням, вмовлянням, примусом, погрозами – батьки домагалися, аби син чи донька одружилися з тим, кого рідні вважали найвигіднішою партією. Нерідко наречені вперше бачили один одного аж у день весілля.

Дівчина при цьому зазвичай була у пасивно-очікувальній позиції та фактично не мала змоги вплинути на власну долю. Наречений же, якщо між батьками потенційних молодят не було домовленості про шлюб, все ж зберігав певну свободу вибору – саме стороні жениха належала ініціатива у сватанні. Водночас дівчині навіювали, що відмовляти сватам – це недобра практика. Мовляв, лишишся старою дівкою. Дівчина повинна була відповісти згодою практично на першу пропозицію.

На користь матріархальності традиційної української культури часто наводять той аргумент, що дівчата самі могли свататись до чоловіків. Такий звичай справді існував в деяких регіонах України і зник всередині XVIII століття. Однак насправді такий сценарій був можливим лише за виняткових обставин. Перший звичай передбачав, що дівчина могла ініціювати шлюб, коли злочинця засуджували до смерті і дівчина, публічно висловивши згоду негайно взяти з ним шлюб, могла його врятувати від смерті.

Інший випадок – коли парубок збезчестив дівчину і та завагітніла, то могла з’явитись до нього у дім і наполягати на праві узаконити відносини.

Міф про культ дошлюбної цноти

Українську культуру завжди намагаються презентувати як дуже цнотливу, високоморальну, де ледь чи не перший поцілунок відбувався вже під вінцем.

Цей міф спростовує практика вечорниць чи досвіток – вечірньо-нічних посиденьок дівчат та хлопців протягом всього осінньо-зимового періоду. У повному форматі це явище розгорнулося в Центральній, Північній, Південній та Східній Україні, тоді як на Західній мало свою регіональну специфіку. Дівчата збиралися в хаті самотньої жінки і спільно пряли, хлопці приходили до них в гості. Невід’ємною частиною вечорниць було спільне спання – хлопці та дівчата спали разом на підлозі, на соломі. Тут-таки відбувалися еротичні та сексуальні ігри.

Деякі дослідники вважають інститут вечорниць своєрідним тренінгом подружнього життя – молоді люди там знайомились, отримували певний еротичний, сексуальний досвід спілкування з протилежною статтю.

На вечорницях панували ґендерні ієрархії – хлопчачі гурти розглядали жіночі гурти певною мірою як свою власність. Наприклад, вони могли запросити хлопців з іншого села, аби пригощати їх «своїми» дівчатами. Хлопці могли силувати дівчат до спільного спання, в той час як на дівчатах лежала відповідальність за збереження цноти. В разі збезчещення вся ганьба падала на її голову, а не на голову хлопця.

Аби домогтися фізичної взаємності, до дівчат могли застосовувати засоби насильства – наприклад, били попругою, або ховали взуття, щоб ті не втекли – то ж деякі дівчата мусили тікати босоніж по снігу та морозу.

Не ходити на вечорниці дівчата не могли – батьки практично випихали своїх дорослих дітей туди, фактично наражаючи доньок на певний ризик безчестя.honchar

Дівчина могла стати покриткою – тобто втратити незайманість, завагітніти і народити дитину без шлюбу – часом не з власної волі. Це траплялось, зокрема, через сексуальне невігластво – матері елементарно не пояснювали молодим дівчатам, звідки беруться діти. Хлопці часто використовували таку необізнаність, і обманом спокушали дівчат.

Доля покритки переважно була сумною – її чекало життя маргіналки. Єдиним способом врятувати соціальний статус у суспільстві – було вийти заміж, однак розраховувати на добру партію вже не доводилося. Проте таких жорстоких розправ із жінками, що народили дітей поза шлюбом, як це описано у творах Шевченка, в Україні все ж не було.

Хоч покритку ганьбили, але її не доводили до межі, аби вона вкоротила собі віку, або вбила немовля.

Міф про романтичний образ матері

В українській культурі є романтичний образ матері – такої собі Мадонни з немовлям.

На практиці, через відсутність засобів контрацепції жінка практично все життя ходила вагітною – в середньому традиційна українська родина мала від 7 до 12 дітей. Однак це була вимушена багатодітність, при чому матеріальної можливості утримувати цих дітей часто не було. Тому інколи навіть заміжні жінки вдавались до переривання вагітності. Та й ставлення матері до новонародженої дитини в родинах, де вже було багато дітей, не могло бути дуже позитивним.

Безпосередньо перед і після пологами і в період лактації селянка мала виконувати всю ту ж тяжку роботу, що й за інших обставин. З кожною дитиною господарське навантаження на жінку зростало, а ресурси сил і часу були не безмежними. То ж не дивно, що у деяких колискових мати ніби бажає смерті своїм дітям. У багатодітній родині немовля розглядали як тягар, який обмежує матір, не дає їх повноцінно виконувати свої господарські функції.

За смертю хворобливого, кволого немовляти не дуже й побивалися. Деякі звичаї (як от вірування у “підміну”) фактично легітимізували інфантицид нежиттєздатних дітей. Високий рівень народжуваності і смертності немовлят обумовлював доволі спокійне ставлення до факту смерті малої дитини: «Склянок, а дітей, ніколи нема досить: склянки б’ються, а діти мруть». Зате, коли вмирали більші діти, підлітки – це було трагедією, адже селянська родина втрачала повноцінного робітника, який був цінним у господарстві.

Відтак у фольклорі можна знайти голосіння за дорослими хлопцями і дівчатами, але не за немовлятами.

Міф про освіченість української жінки

ukrainkaВважається, що жінки в Україні були дуже освічені. При цьому йдеться навіть не про політичну еліту князів та гетьманів, а саме про простий народ. Водночас статистика показує, що наприкінці ХІХ століття серед українок, що жили на українських теренах Російської імперії, письменних було лише 4% – на противагу 11%-12% письменних чоловіків.

Причина цьому – батьки не вважали за потрібне віддавати дівчат у науку. Дівчина шкільного віку була особливо потрібна в господарстві. В інтерв’ю етнографам старші жінки часто розповідали, як їм прикро, що батьки не віддали їх до школи – адже здібності і бажання вчитися вони мали.

Парадоксальним чином, на шляху освіти дівчаток ставали саме їхні матері – адже господині в хаті потрібна була дівчина-помічниця по господарству.

Довірчих стосунків між поколіннями практично не було – знання про сексуальне життя молоді дівчата швидше отримували від старших подруг чи сестер, ніж від матері. Навіть допомагати під час пологів запрошували бабу-повитуху, а не маму.

Лекція Оксани Кісь ґрунтується на багаторічних історико-етнографічних дослідженнях, які у повному обсязі викладені у книзі “Жінка в традиційній українській культурі (друга половина ХІХ – початок ХХ ст.).

Коротко зі змістом книжки можна ознайомитись тут.

Текст – Ганна Власюк

Фото – Мелісси Жаботинської
Джерело


Комментировать
В категории: Былое и думы, Статьи, тези: женщина, мифы, традиции, феминизм

Подписка: RSS, твиттер: @NihilistLi


Что нам в них не нравится - III и IV: Дмитрий Линько и Вадим Троян
livasprava
Что нам в них не нравится - III и IV: Дмитрий Линько и Вадим Троян в НИГИЛИСТ.

Мы продолжаем публикацию досье на ультраправых вошедших в Верховную Раду и органы власти собранное либеральным исследователем ультраправых Вячеславом Лихачевым. 

Вячеслав Лихачев
Источники: 1, 2

Наш следующий герой – Дмитрий Линько, № 20 в списке Радикальной партии Олега Ляшко
lunkoПолитические взгляды. Близкий соратник работающего на антиукраинские силы провокатора Дмитрий Корчинского, один из руководителей партии «Братство», формально исповедующей экстремистскую национал-радикальную и православно-фундаменталистскую идеологию, реально являющуюся хулиганско-политтехнологической группой . Активный участник всех провокаций, PR-кампаний и противоправных действий «Братства». В частности, вел колонну участников провокационной акции, закончившейся столкновениями с милицией, 18 октября 2008 г. Координировал политтехнологические кампании «Геть усiх» и неоднократные хулиганские действия «Братства» в Одессе.

Криминал. Из гомофобных побуждений избил арт-критика Анатолия Ульянова.

Сотрудничество с режимом Януковича. Один из организаторов «технического» участия «Братства» на парламентских выборах 2012 г. Был единственным кандидатом, выдвинутым по одномандатному мажоритарному территориальному округу партией «Братство» (по многомандатному общенациональному округу партия списка не выдвигала). Избирательной кампании не проводил. Насколько модно судить, единственным смыслом выдвижения Д.Линько была необходимость сделать партию «Братство» субъектом избирательного процесса. Это обеспечило возможность партии участвовать в «жеребьевке» субъектов выборов, делегировавших своих представителей в избирательные комиссии, которую «Братство», вместе с другими «техническими» партиями, «выиграло». Наблюдатели якобы от партии «Братство» делегировались в избирательные комиссии штабами Партии регионов и участвовали в организации и покрытии фальсификаций.


trojanВадим Троян
Хотя этот персонаж нашей галереи не был избран депутатом, дорогая редакция сочла возможным поместить его портрет рядом с предыдущими героями. Прим. автора.

31 октября 2014 г. заместитель командира батальона патрульной службы милиции особого назначения «Азов» Вадим Троян был назначен начальником Главного управления Министерства внутренних дел Украины в Киевской области.

Краткая биографическая справка

Родился 12 сентября 1979 г. Окончил Харьковский национальный университет внутренних дел, три года работал следователем в г.Лозовая Харьковской обл. После, согласно официальной биографии, занимался предпринимательской деятельностью в сфере телекоммуникаций. В 2010 – 2011 гг. работал директором ООО «Одесские цифровые коммуникации», входящим в группу компаний «Триолан», в 2012 г. возглавил ООО «Сити Инвестком», предоставляющее телекоммуникационные услуги в г.Бровары Киевской области.

«Одесские цифровые коммуникации» были основаны (самый большой взнос в уставной капитал) фирмой «Медиа кэпитал менеджмент», зарегистрированной по тому же адресу (и с тем же адресом электронной почты), по которому зарегистрирован харьковский телеканал АТВК.

С началом российской агрессии принял участие в создании батальона «Азов», был заместителем командира. На досрочных выборах в Верховную раду в 2014 г. сначала выдвигался кандидатом в депутаты от партии «Народный фронт» по одномандатному округу № 58 в Мариуполе Донецкой области, однако снял свою кандидатуру и попытался принять участие в выборах самовыдвижением по другому округу, № 51 в Горловке Донецкой области (выборы в округе, практически всю территорию которого контролируют российские оккупанты, не состоялись).

29 октября 2014 г. получил звание майора МВД, спустя два дня, 31 октября, – подполковника.

Политические взгляды

Во второй половине 2000-х гг. – один из ключевых активистов и членов руководства неонацистской организации «Патриот Украины».

18 октября 2008 г. участвовал в провокации, организованной лидером партии «Братство» Дмитрием Корчинским и лидером «Патриота Украины» Андреем Билецким – «альтернативным» маршем памяти УПА, закончившемся попыткой прорыва национал-радикалами милицейского кордона и дракой с сотрудниками правоохранительных органов. В.Троян был задержан, ему инкриминировалось хулиганство.

По свидетельству очевидцев, отчитывал бойцов «Азова» за беспорядок на базе словами: «Вы кто, белые люди или свиньи?»

Криминал

1 июня 2010 г. активисты «Патриота Украины» с применением насилия установили физический контроль над 48 торговыми киосками, ранее принадлежавшими ООО «Пресса-Харьков». Согласно заявлениям потерпевших, в ходе захватов частных предпринимателей руководил боевиками «Патриота Украины» Вадим Троян. В течение июня – июля 2010 г. контроль над киосками обеспечивали «мобильные группы», состоявшие из активистов организации, которые «в случае форсмажорных ситуаций» подкреплялись «ударной штурмовой группой».

Рейдерский захват, по предположениям прессы, был осуществлен по заказу Андрея Липчанского (юридического владельца «Триолана») через его бизнес-партнера Руслана Эглита (генерального директора «Триолана»), придерживающегося, по всей видимости, неонацистской идеологии – он поддерживал «Патриот Украины», имеет татуировку в виде свастики. А.Липчанский арендовал для тренировок активистов «Патриота Украины» спортзал, многие члены организации были трудоустроены в «Триолане».


Комментировать
В категории: Былое и думы, тези: Вадим Троян, Верховная Рада, депутаты, Дмитрий Линько, Олег Ляшко, ультраправые

Подписка: RSS, твиттер: @NihilistLi


You are viewing livasprava